Бодун гуманитария

Понедельник. Утро. Ноябрь.
Пузо неба царапает кроной
Клен, развесистый, как канделябр,
И на нем, как свечи, вороны.

Только эти свечи-вороны
Вместо воска капают калом.
Отойду из-под кроны клена,
Только кала мне не доставало.

Я не корчу унылые рожи,
Просто нынче мне - не до веселья.
Я такой же, как все, прохожий,
Но страдаю тяжелым похмельем.

И терзает меня осознанье
Нанесенной кому-то обиды;
Я сегодня хочу покаянья,
А потом хочу – суицида.

А люди идут обалдело
Мимо серых, обшарпанных зданий,
И им нет никакого дела
До моих неликвидных страданий.

Вот с бабищей по улицам шляется
В "адидасе" гопник безмерный.
У него за бронёй в три пальца –
Мозжечок и два глазных нерва.

Можно ставить, не напрягаясь,
Коробок на надбровные дуги.
И такой же, не сомневаюсь,
Интеллект у его подруги.

Вот на "Крузере" едут крутые
В дублёнках из сэконд-хэндов,
Завсегдатели записные
Презентаций и шведских обедов.

А из бывшего "овощного",
Где в витрине – трусов реклама,
Накупив белья кружевного
К лимузину выходит дама

Грандиозная, как "Титаник".
Рядом с нею – ее мужчина.
Он слащав, как медовый пряник,
И рогат, как морская мина.

Засмотревшись на примадонну
Ледяной водой из ухаба
Те, что в "Крузере", беспардонно
Окатили гопника с бабой.

Гопник вслед им давай ругаться…
Чем не повод развеселиться?
Только я не хочу смеяться,
Мне б покаяться и застрелиться.

Я лелею план утопический:
Попросить прощенья у Бога.
Где здесь храм, костёл католический,
На худой конец, синагога?

Я сказал бы: «Прости, Всевышний!
От Тебя ничего не скрою.
Я виновен в том, что так вышло,
И хочу быть чист пред Тобою».

Но никто не ответит, похоже,
Даже Господа Бога спроси я:
Ну за что мне, Господи Боже,
Эта стрёмная рефлексия?

Может быть, я излишне дерзкий
Верный сын своего народа,
И во мне сидит Достоевский
Пополам с блядуном и уродом?

И когда Достоевский в припадке
Бьётся об пол души бестолковой,
Разложенца тянет на блядки,
А урода заквасить по новой?

Но ведь Ты, Отец наш небесный,
Зришь насквозь православные души.
Не виляя, ответь мне честно,
Ну скажи, чем других я хуже?

Посмотри вокруг – все олени,
И бандюк, и священник в рясе.
Перед кем преклонить колени?
Перед гопником в "адидасе"?

Или, может, пред этой примой,
Что выходит с мужем из шопа?
Дайте, дайте мне херувима!
Я его поцелую в жопу!

Покажите мне, кто достоин,
Я без слов оближу ему пятки...
Но за это я, в общем, спокоен:
Херувимы ушли на блядки.

Все достойные люди квасят,
И при том, далеко не капусту,
Возведя, как мой кореш Стасик,
Возлияние в ранг искусства.

И они не покажут виду,
Что я был неприятен по пьяни;
Я уже не хочу суицида,
И в сомнениях о покаянье...

Вот и храм, что мною взыскуем,
Бар любимый с названьем «Лада».
Посижу за пивком, потоскую,
А другого мне и не надо.

Наливай мне, бармен, ацида,
Этой клинской просроченной дряни.
Я умру не от суицида –
От изжоги и без покаянья.

А потом всё опять по новой:
Был в гостях и мешал напитки.
Позабыв, как было хреново,
Не считая, что буду в убытке.

И опять вёл себя, как гнида;
И опять, как свинья, нажрался.
Я ли днесь хотел суицида?
Я ли каяться собирался?

Комментарии   

 
Вл
#1 Вл 16.09.2009 19:15
Бодун негуманитария совсем

Март. Суббота. Привет Торричелли
От живущих в Большом Бодуне.
Альдегиды осточертели.
Те, что утро бодяжат во мне.

Окисляются, требуют воду,
Губят печень. И нет ни рубля.
Я с похмелья так близок к народу,
Хоть сейчас на Сенатскую, бля.

(пардон за рифму к "бля")

Татьяна Скокова 03.03.2008 21:09

так понятна похмельная жопа,
так понятны наивные мысли,
чтобы сразу заделаться чистым.
и недорого очень чтобы.

чтобы вовсе ушла изжога,
чтобы стать вновь Венцом творенья...
но, похоже, у Бога похмелье,
и за жопою следует жопа...

Прозектор 28.01.2007 19:27

Четверг. Февральское утро.
Сыплет снегом холодное небо.
В голове отчего-то мутно,
Похмелицца наверное мне бы.

Я шагаю с опухшей рожей,
Отвращая всех миною кислой.
Да и срать я хотел на прохожих,
Мне прохожие ненавистны.

Мне сегодня весь мир опостылил,
Да и я сам себя раздражаю.
Моё тело из праха и пыли
Подкатилось к последнему краю.

Я скончался. Так знайте же, люди,
Нет меня уже больше на свете.
Никогда уже больше не будет
Сына неба на этой планете.

И, скривив свою рожу в ухмылке,
Я иду по знакомой тропине,
Зазватив с собой водки бутылку,
Сам к себе на свои же поминки.

Алко Спиртной 25.01.2007 12:07

Осеннее настроение.

Настроение гадкое, мерзкое.
Понедельник. Сентябрь. Аврал.
Я вчера повстречал Достоевского,
А Михалыч... мне в душу насрал.

Я сидел под навесом кафешным.
И не пил - полирнул портвешком,
Захотелось отлить, делом грешным.
Ба! Сам Федор Михалыч - пешком.

Нахуя ж мне сортир, сотоварищи?
Я дождался его за столом,
Пригласил. Он кивнул, понимающе,
Мол, конечно присяду, бухнём.

Через час, от куплетов охрипшие,
Солнца видя, не круг, а овал
Из-за столика, падая, вышли
И я в жопу его целовал.

Достоевский, не поняв стебалова,
Возжелал в меня сзади войти...
Ахтунг, йоптэ! Отпиздил я малого:
Нам с педрилами не по пути!

Я в обидных и мерзких раздумиях:
"Понедельник. Штаны облевал.
Достоевский? Да он вроде б умер, нах?"
___________________________________

А кому же я зад целовал?

Заобаб Ли 24.01.2007 13:23
 
 
#2 дюбелъ 27.09.2009 05:11
может в избранное?
 
 
Детский писатель Шнобель
#3 Детский писатель Шнобель 27.09.2009 14:12
Не плохо,но длинно шо пиздец.
 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.