А. Барто или оставшееся за бортом. Раздел первый.

Вариации-травести в стиле "Парнаса дыбом".
Наша Таня громко плачет,
Уронила в речку мячик.
" Тише, Танечка, не плачь,
Не утонет в речке мяч".
Зарубежная литература.
Античность.
Муза, свидетелем будь! Татиана, дочерь Фокея
Как-то к Менандру пошла в сонмище шумных подруг.
Мяч уронила она в бурные воды потока.
Горькие слёзы она льёт и глядит на подруг.
" О, не утонет твой мяч, - говорят Татиане подруги, -
Ведь нам открыл Архимед, - пустотелое не погрузится,
Воздух ведь легче воды, мяч не достигнет твой дна".
Скальды ( Эдда): Норвегия, Швеция, Дания.
Вот, Нанной ниток,
Ивой огней руки
В тропу ладейную
Солнце подножное
Внезапно брошено.
Влага щелей лица, -
Частый солёный дождь
Прянул на топкий брег.
Ива одежд, стыдись!
Что проливать тебе
Влагу опоры венца
По солнцу подножному,
Вдаль убегающему,
Пути ладейного
Круглому страннику?
Это не павший дуб
Брани, не вяз меча,
Это не вьюги стрел
Колья, не вид самих
Полян корма ворона.
Конь моря в фьорд зашёл,
Бранную дань везёт.
Что же впадать в печаль?!
Средневековый Восток: Аравия, Персия, тюркоязычный мир.
Для тебя, о султан, чей лик Солнца светлей,
Начинаю я песню о Тане моей.
Ведь гарем твой украсит подобная ей.
Не забыть никому проведённых с ней дней
И газелеподобных прекрасных очей.
Но любила она перекаты мячей
И один уронила средь водных зыбей.
" О Татьяна, - кричу, - слёзы горя не лей.
Ведь твой мяч не утонет - о нём не жалей...
Ты, Аллах, эту пери утешь поскорей"!
Для тебя, о султан, чей лик Солнца светлей,
Я закончил уж песню о Тане моей.
Грузия ( Руставелли).
Таня, дева молодая,
Мяч резиновый имела,
Забавлялась с ним, играя,
И, подбрасывая, пела:
" Мяч мой, выше поднимайся,
Прямо в небо забирайся.
Прыгай и скачи, друг мой,
Над Арагвой и Курой.
Выше гор ты окажись
И ко мне, дружок, вернись".
И пустила мяч заветный
Над ущельем эта Таня.
Было многим то заметно,
Как летел он, словно камень.
Плачет Таня над тесниной,
Мяч к ней больше не вернётся.
Как печальна та картина,
О которой здесь поётся!
О друзья, рога наполним,
Вспомним лучше старину.
Выпьем же, что б всякий помнил
Про ущелья глубину.
Пусть чабан, пасти замучась,
Знойных посреди ночей
Вспоминает, бедный, участь
Тань и Таниных мячей.
Итальянское Возрождение: Гвидо Кавальканти, Франческо Петрарка, Данте Алигьери.
По тропам мрачным, в сумраке пустыни
Я шёл, какой-то жаждою томим.
Что повидал я там, рассказываю ныне.
Благообразный, словно серафим,
Шёл старец мне навстречу, опечален,
И я невольно сжалился над ним.
" Скажи, что вид твой грустный означает,
Бредёшь за чем? Что очи опустил
В глубоком горе ты?.. Меня то удивляет". "
О путник, дочери отцом я был
Прекраснее Лауры с Беатриче.
И дочери своей я мяч купил
Сафьяновый, как повелел обычай,
Но нрав такой, видать, у дочерей -
Не ведают законов и приличий.
Обязан горю я беспечности моей,
Не проследил я за её игрою,
Как за Есфирью старый Мардохей.
И надо ж было вдруг случится горю!
Она с мячом сбежала по ступеням,
Какие обрывались там, у моря.
И у границы встала на колени,
Оглядывая всё подарок мой,
Как Ахиллеса щит из древних песнопений.
Своей увлёкшись детскою игрой,
В руках она вдруг мяч не удержала.
И был подхвачен мяч её волной.
Она, увидев это, зарыдала
И устремилась за мячом своим,
И смертным ей одром пучина стала.
О, что имеем, часто не храним
Мы. Поговорка сказана не даром
Народом нашим, честным и простым.
И я был этим поражён ударом,
Последовав за дочерью своей
Под своды тёмные, в Аид, обитель манов.
Но есть в году таких немало дней,
Когда из царства мёртвых выбираюсь,
И что б не думать о единственной моей,
В местах безводных в горести скитаюсь.
Мячи - запретный плод для ваших дочерей"!
Английская баллада.
" Пробуждайтесь, граф, угрожает беда, -
В замке крик зазвучал с утра, -
Оседлайте коня и скачите туда,
Где Темзы видны берега".
" Что случилось, друг мой"? " Ваша дочь, мой сэр,
Краше девушки не найти,
Не пришла домой. Неприятие мер
Повредит. Она сбилась с пути".
Наточил он свой меч и коня оседлал,
Что б преступного покарать.
Что бы он с его дочерью не желал
Ранним утром близ Темзы гулять.
Уступила место дню новому ночь,
Скоро полдень, а граф в пути.
Но не может граф пропавшую дочь
В прибрежных местах найти.
Наконец у обрыва он встретил её,
С её платья стекала вода.
Он дитя своё за руку берёт
И слугам кричит: " Сюда!
Сюда мои люди, ищите его,
Кто мог меня оскорбить,
Кто дочери честь, что страшнее всего,
Сумел навек погубить".
А дочь отвечала: " Родитель мой,
Родной дочери ты - палач?
Ведь единственный, кто был сегодня со мной,
Мой синий кожаный мяч.
Коль меня разлюбил, отрекись от меня,
Можешь казнь мою начинать.
Но я не могла, твой подарок ценя,
Вернуться домой без мяча"!
Англия. XVI - XVII вв.
Наш мир сравнить могу с мячом я ярким,
Сверкающим у девочки в руках.
Мы жаждем получить судьбы подарки,
Но мяч подпрыгнет в воздух. Где он? Ах!
Его поток уносит полноводный,
Но верь, ему вовек не утонуть.
Так замысел, порою благородный,
Без автора продолжит долгий путь.
Схватить хотим его, но мяч тот ускользает,
И в пору нам об этом слёзы лить.
Но девочка свой мяч опять поймает
Когда-нибудь. Что ж сырость разводить?
Друг, отгадай, - просты мои слова,
Мяч - вся вселенная, а девочка - судьба.
Японская поэзия.
Хокку.

Таня-он, её слёзы
Текут из глаз, глядящих
На мячик в пруду.

Танку.

Normal 0 false false false RU X-NONE X-NONE /* Style Definitions */ table.MsoNormalTable {mso-style-name:"Обычная таблица"; mso-tstyle-rowband-size:0; mso-tstyle-colband-size:0; mso-style-noshow:yes; mso-style-priority:99; mso-style-parent:""; mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt; mso-para-margin:0cm; mso-para-margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:10.0pt; font-family:"Times New Roman","serif";}

Детский мячик в пруду,

Девочка с именем странным…

Всплеск в тишине,

Как же ты неуклюжа,

Дочь гайдзина!

Ж. Б. Лафонтен ( в пер. И. А. Крылова).
Таня и мяч.
( Басня).
Известно, что каприз добра не принесёт,
А думают не все о том, и вот
Милон-отец для доченьки своей,
Весьма измучившей родителя девицы,
Купил одну вещицу -
Мяч. Редкостной расцветкою он ей
Понравился настолько,
Что только
Играла с ним вертлявая Танюшка
( Дочь звали Танечкой). И с этою игрушкой
Пошла с подругами она на бережок пруда.
Зачем, известно ведь, ходить всем им туда:
Устроят разные забавы и безделки,
За прятки примутся, за жмурки, за горелки,
Аукаться начнут... Идёт, от зноя млея,
По брегу Танечка ( к Амуру так Психея
Шла на свидание). Увидела: Антон!
Манеры, голос тот. Уже ли? Это он!
Всё бросила, объятия раскрыла
И мячик свой из-рук то упустила.
Заплакала тогда она и зарыдала,
Что даже юбочка от слёз вся мокрой стала.
Антон от Тани бросился в кусты.
Антоны местные на бегство все просты,
Коль до девичьего дойдёт вдруг дело рёва,
И спрятаться и улизнуть готовы...
Оставим Танечку. Той Тани утешенье
Иного не создаст у нас уж впечатленья.
И не одна ведь Таня такова,
Как утверждает то народная молва.
Вот милые девицы,
Забавницы, кокетки, баловницы...
Да сами же порой не замечают,
Что с честью девичьей, как с мячиком, играют.
Невинность девичья - не мяч.
Тут плачь - не плачь,
А не исправишь ты оплошности своей;
Так разумей,
Коль басенку к себе приложишь:
" Слезами горю не поможешь"!
Роберт Бёрнс.
Не ходи, моя девчонка,
С мячиком в руке,
В ветхой штопанной юбчонке
Вечером к реке.
Что хорошего нашла ты
У реки? Скажи.
Лучше вечер небогатым
Провести во ржи.
Если будем обниматься
В поле у межи,
Можно мячик твой на землю,
Таня, положить.
Ну, а если речка мячик
Этот унесёт,
Кто решит, мой друг, задачу
И твой мяч вернёт?
Для любви готов на всё я.
Только мне, не лгу,
Ненавистно всё речное:
Плавать не могу!
Ирландский лимерик.
Таня в реку свой мяч уронила
И заплакала, заголосила.
Хоть в воде этот мяч,
Без причин её плач,
Ведь река для мячей - не могила.
Д. Г. Байрон.
Мяч утонул! Уму непостижимо!
А мнилось - не утонет никогда.
Отверстие имелось в нём незримо,
И сквозь него в мяч хлынула вода.
Так заполняет мысли дух мятежный,
Теснит и тянет вниз страстей поток...
Отчаянье и горе девы нежной
Неизмеримо. Начертал так рок!
Грудь, распахнись! О сердце, в прах разбейся,
Звени, струна, рекою, песня, лейся.
Феномен обессмертится в веках,
Как сведенье о тонущих мячах.
Г. Гейне.
О девочке русской Татьяне
Я слышал старинный напев
И думал, чем лучше, чем ладней
Татьяна Германии дев.
Что б выяснить эту причину,
Я Рейн для того посетил.
Купил яркий мяч, как мужчина,
Его Лорелее вручил.
И долго потом Лорелея
С дарёным играла мячом.
Хотелось, от радости млея,
Не думать совсем ни о чём.
И гребень она свой забыла,
И кос уж себе не плетёт.
Вниманье мячу посвятила.
А время течёт и течёт.
Но должен прервать любованье
Я был и заставил её
Своим прерываньем молчанья
Пополнить познанье моё.
" Скажи, - говорил, - Лорелея,
Чем мил тебе розовый мяч?
Всего тебе стал он милее,
Как звуки тому, кто не зряч".
Ответила мне: " Ты - учёный,
Понять тебе надо давно,
Что мяч мой в воде не утонет,
А ты - так солдатом на дно".
Ф. Г. Лорка.
Девочку звали Таней,
Она обладала мячом.
Встретились жгучий пламень
С острым клинком - лучом.
Странное имя: Таня!
Дробь барабана в сердцах.
Тёмная ночь, как тайна,
Молча ждала в кустах.
Звените гитарой, цикады,
Береты надев набекрень.
Сошлись фламенко и фадо
И смолкли. И снова - тень.
Гладкие детские плечи,
Гладкая сфера мяча.
Кто ты, в поздний столь вечер
Кинувшаяся сгоряча
С кручи скалы чернеющей?
Опрокинулась ты в поток!
Мяч, потопленья не ведающий,
Ты бы выплыть ей помог.
Ночь частый жемчуг рассыпала,
Росою омочен кумач.
Звучи же, флейта-пикколо,
Плавай же в море, мяч.
Нет, не забыть мне берега,
Влажных тяжёлых одежд.
Спала утомлённая Мерида,
Не жаль ей умерших надежд.
Мяч головою мумии -
Золотой апельсин в руках.
Таня останется юною
Во многих сердцах и глазах.
Мяч, поднимайся в небо,
Солнце, как кеглю, сбей.
Таня, восстань, как Гея,
С берега, с раками вместо змей.

Комментарии   

 
#1 Бревис 29.05.2013 08:03
Валерий, Вы что-то путаете. Влажная щель - это не лицо. Дальше "влаги щелей лица" не осилил
 
 
#2 каратель 29.05.2013 08:14
местами хорошие стилизации, кстати
 
 
#3 Алёша Смирнов 29.05.2013 16:19
как я понял, автор работал с первоисточниками. плюсанул, хотя есть некоторые упущения: где Библия (хотя бы Ветхий Завет), где японские трёхстишия, где Ли Бо, Вознесенский и т.д.
 
 
Валерий Белан
#4 Валерий Белан 30.05.2013 00:13
Цитирую Алёша Смирнов:
как я понял, автор работал с первоисточниками. плюсанул, хотя есть некоторые упущения: где Библия (хотя бы Ветхий Завет), где японские трёхстишия, где Ли Бо, Вознесенский и т.д.

Насчёт Библии - то это не совсем поэзия.
Вознесенский будет во втором разделе, где представлена русская поэзия.
С остальным согласен, сделаю. И ещё древнеиндийские шлоки добавлю, и из Калевалы или Гайаваты что-нибудь ( так же из Русской Веды Верковича).
К вам по отношению к японцам и Ли Бо небольшая просьба, укажите, в какое место мне их вставить ( после Руставелли,Лафонтена?).
 
 
-3 #5 Красс Намордников 30.05.2013 00:32
идиоты, блять(
 
 
+1 #6 Алёша Смирнов 30.05.2013 14:55
япошек - после Англии XVI-XVII вв, имхо. Ли Бо - после Бёрнса.
 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.