Тайна одного рассвета

На службе в корпорации успешной
Взрастал карьерой проактивный клерк.
Женат был, не чураясь жизни грешной,
Блеск глаз его шальной еще не мерк.

Однажды ему выпало в награду
Хмельное заграничное турне,
В авто арендном мчать по автостраде,
Соблазнам отдаваясь при луне.

Вдруг, впереди, во тьме перед рассветом
Летел, не убирая дальний свет,
Навстречу монстром прыгнул и при этом
Турист был вынужден уйти в кювет.

Машина завизжала тормозами.
На встречной кто-то стал его врагом.
Но дева с бирюзовыми глазами
С обочины взглянула на него.

Фигура промелькнула в крепдешине,
Таинственностью контуров маня,
Растаяла вся миражом фальшивым,
Как сумрак надвигавшегося дня.

Он вылетел в кювет в ударе сильном,
Увидев сквозь разбитое стекло,
Как волосы покрыла шалью длинной
Красавица на джипе вороном.

А рядом с ней сидел крутой водитель,
Что взгляд бросал презрения в кювет,
Богатых женских прелестей ценитель,
Такому ни одна не скажет «нет».

Дымился склеп тщедушного успеха –
Машина разошлась по запчастям.
Герой-любовник стал мишенью смеха
И выл, давая волю всем страстям.

Но девушка под тонировкой зыбкой
Чертила пальцем контур за стеклом,
Купала его в ласковой улыбке,
Грудь наполняя трепетным теплом.

Он чувствовал, не глядя, где-то рядом
Открылся счастья для него портал,
Единственный, что с детства, как награду,
Он ждал, но как попасть туда, не знал.

Но рядом завизжали джипа шины
И вышла, как после зимы весна,
Волнующей мечтою для мужчины,
Богиней совершенною Она.

- Вы ранены?! У вас найдутся силы?! –
Тревога, нежность в девичьих словах.
- Я Вас не видел девушки красивей…, -
Стыл комплимент на высохших губах.

- Поедемте скорее, Флеуретта! –
Из джипа мачо выкрикнул ей вслед.
- Остался час, быть может, до рассвета.
Увидеть могут Вас, раскрыв секрет!

- Богиня! – раненый стонал в кювете,
- Ниспосланная небом в скорбь земли,
Зимою, чтоб напомнить нам о лете,
Чтоб мы не забывали о Любви.

Да, есть Она! Теперь я это знаю!
Отныне весь потерян мой покой.
Вблизи с Тобой я голову теряю!
- Послушай, романтический герой,

Я вызвала тебе эвакуатор.
Ближайший уже ждёт тебя мотель.
Красавчика, как Кроу-гладиатор,
Там встретит баня, пиво и постель.

- За что мне это? Я хочу страданий,
Но лишь бы рядом быть с Тобой сейчас!
- Безумец! Ты почти что без сознанья,
А до рассвета сумеречный час.

- А что мне до того, что скоро утро?
Виденье лишь моё растает в миф
И снова тяжкую без Камасутры
Мне жизнь тянуть, как камень свой Сизиф.

- Я тайну своего тебе секрета
Открою, расскажу, уж так и быть.
Лишь небо полыхнёт огнём рассвета,
Мне образ свой придётся изменить.

- Из-за того водила твой – стриттрейсер
На серпантине мчит, давя других,
Чтобы одну из белокурых бестий
Упрятать в замок, тайну сохранив,

Что мать детей его и всех угодий,
Хозяйка весей, в том её секрет,
Красива ночью, днём страшней уродин,
Какие посещают пьяный бред?!

- Язвишь, турист, и ранишь, как кинжалом!
Остро к тебе попасть на язычок.
Жжёшь больно ядовитым своим жалом
И всё-таки цепляешь на крючок.

Скажи еще, дурманят твои звуки
И голос дивным тембром бередит
Томленье сочности любовной муки.
В тоске страдает сердце и болит.

Не знаешь, что собой являют ночи
Моей мечты несбывшихся надежд, -
И дымкой слёз подёрнув свои очи,
Она дрожала, словно без одежд.

- Живу я в замке, только в заточенье,
Во тьме непроницаемых портьер,
Где бродят все, как будто привиденья,
Пугая юность образом химер.

Там злобной мачехи моей Верены
Садизма хлещет кожаная плеть,
Ютятся ужасы и страх измены,
Нельзя свободно мнения иметь.

Селесте, Лучиана, Флеуретта –
Нас три сестры не замужем, увы…
Мы, как вампиры, избегая света,
Живём ночной охотою совы.

Мотаемся тайком в ночные клубы.
Всё нами там уж выпито вино.
Целуемся с парнями жадно в губы,
Печать запрета хоть лежит на том.

Мы – амазонки рода нимфоманок
И тайна смерти матери – не ром,
Утех ей плотских с папой было мало,
Не брезговала групповым грехом.

И кончилась, иссякли её силы.
Стояли мы у смертного одра
Той мумии, что некогда красивой
Во всей округе признанно слыла.

Ноэлия, Медея, Арсиана –
Служанки нам, хранительницы тайн,
Что удовлетворить лишь марсиане
Способны жажду наших страстных «Nein!»

- Безумны вы, не я, во власти тлена!
Не падчерицы вы, а ведьмы зла!
Бедняжка – ваша мачеха Верена,
Что замуж, видно, вышла за козла.

- Он – Бафомет, масон. Есть доля правды
В иронии твоей, не попрекай.
Не выдержат напора все преграды
Безумных, страстных кукол Monster High.

Мы любим жизнь и тайны satisfaction.
- О, Господи! Куда же я попал?!
- В Италии, мой друг, досуг твой скрашен.
- Уж лучше б на Алтай путёвку взял!

Девица захрипела жутким рыком,
Ощерилась, голодная, клыком,
Но солнца луч пронзил её, как пикой,
И в джип она метнулась кувырком.

Шипела вся, кричала, как сирена,
А мачо резво выдавил газ в пол.
«Да, вот она – цена шальной измены», -
Турист подумал про прекрасный пол.

И больше в отпусках, в командировках
Он не кадрил пленительных невест,
Не возбуждался никакой плутовкой
И не снимал кольцо своё и крест.

Жена его потуг не оценила,
Оставила вакантной свою роль.
В закат ушла с ребёнком, как светило.
Один остался брошенный король.

Помимо вожделения – гордыня
Мутит сердца, сбивает нас в кювет.
Кто ждёт карьеры, доит её вымя.
Она же расточает свой секрет.

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.