Рубикон

"Какую редкостную хуйню я несу", - радостно подумал Феофилакт Максимилианович и покрепче сжал ручки дешевого черного пакета. Внутри действительно лежала бережно завернутая в бумагу отборная хуйня, источая резкий запах, который невозможно спутать ни с каким другим. Прохожие, поравнявшись с Феофилактом Максимилиановичем, быстро зажимали ладонями носы, а то и переходили на другую сторону улицы, бормоча: "Фу, какая хуйня!" - однако он, поглощенный своими мыслями, этого не замечал.
Спустя несколько минут счастливец с черным пакетом вошел в обшарпанный подъезд своего дома (№ 69 по улице Бензопильной - если для тебя, дорогой читатель, это имеет значение). Поднимаясь по лестнице, он нечаянно зацепился пакетом за перила. Испуганно охнул, заглянул в пакет - не повредил ли? - и облегченно вздохнул... В прихожей замешкался, разрываясь между заботой о пакете и необходимостью разуться, и чуть не опрокинул обувную полку. Услышав шум, появилась супруга - Эсмеральда Генриховна.
- Это что за хуйня? - принюхавшись, гневно спросила она.
- Да так... хуйня, - Феофилакт Максимилианович втянул голову в плечи.
- И неудивительно. Вечно ты несешь всякую хуйню, - констатировала Эсмеральда Генриховна, - Выбрось! Чтоб мне этим здесь не пахло!
- Но дорогая... - попытался возразить совершенно убитый столь категоричным требованием муж.
- На свалку! - и Эсмеральда Генриховна величаво поплыла в спальню перечитывать Сартра (впрочем, дорогой читатель, это вполне мог быть и "Космополитэн" - мы же оба понимаем, что не следует зацикливаться на незначительных деталях, не так ли?).
Феофилакт Максимилианович спустился по лестнице, толкнул скрипучую дверь и направился к свалке, прижимая пакет с хуйней к груди. "Это неправильно", - бормотал он, не в силах оторвать взгляд от неумолимо надвигающихся на него, словно диковинные локомотивы, грязных мусорных баков непонятного цвета. В одном из них копошилась жирная полосатая кошка ("Табби-макрель", - не к месту вспомнилось Феофилакту Максимилиановичу); в другом рылся старик в рваной телогрейке и засаленной синей кепке "Адидас".
"Ну ее к черту", - неожиданно сурово подумал Феофилакт Максимилианович, имея в виду жену. Резко, словно боясь передумать, сунул влажный сверток с хуйней за пазуху, отшвырнул ставший ненужным пакет и пошел прочь. В спину ему смотрел серыми глазницами окон дом № 69 по улице Бензопильной.

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.