Кружи не кружи.

Было больше, раздал половину.
Кто хотел: подходи и бери.
Только слышал, в сутулую спину:
"Всё пропил, проебал, прокурил!"

Да не всё ещё, что-то осталось...
И бреду себе, тихо, вперёд,
Я, бля, пре-воз-мо-га-я, усталость
И зараза меня не берёт.

Встречь ненужных, теперь, избегаю
Ссу, чуть чаще, но реже курю,
На предметы смотрю не мигая
И что думаю, то говорю...

Это значит, за тем поворотом,
Рубикон и с ключами мужик
За спиною закроет ворота:
Хули делать, кружи не кружи.

Комментарии   

 
Стас
#1 Стас 22.11.2009 12:13
Мне как алкашу понравилосЬ!
 
 
вуглускр_ТМ
#2 вуглускр_ТМ 22.11.2009 12:26
Цитирую Стас:
Мне как алкашу понравилосЬ!


категарически присоединяюсь!
 
 
+2 #3 Сотона 22.11.2009 13:19
Не зову, не жалею, не плачу…
Реже – к тёлкам, и чаще – к врачу…
Я задумчиво водку хуячу,
И уныло ночами дрочу.
 
 
НБ
#4 НБ 22.11.2009 13:36
Вот опять обассал свой ботинок
Что поделать - суров простатит
Голос слышу, в сутулую спину:
Ты поближе к очку подойди
 
 
#5 Сотона 22.11.2009 13:52
Где сливаются Стикс с Рубиконом,
Заявленье подав в мертвяки,
Я бухаю с Петром и Хароном.
Неплохие они мужики.
 
 
НБ
#6 НБ 22.11.2009 14:00
Переправу на время закрыли
Многим в день этот сильно везло
На троих мужыки сабразили
Проебали попъяне весло
 
 
Лавр
+4 #7 Лавр 22.11.2009 14:13
Птица уже не влетает в форточку.
Девица, как зверь, защищает кофточку.
Поскользнувшись о вишневую косточку,
я не падаю: сила трения
возрастает с паденьем скорости.
Сердце скачет, как белка, в хворосте
ребер. И горло поет о возрасте.
Это — уже старение.

Старение! Здравствуй, мое старение!
Крови медленное струение.
Некогда стройное ног строение
мучает зрение. Я заранее
область своих ощущений пятую,
обувь скидая, спасаю ватою.
Всякий, кто мимо идет с лопатою,
ныне объект внимания.

Правильно! Тело в страстях раскаялось.
Зря оно пело, рыдало, скалилось.
В полости рта не уступит кариес
Греции Древней, по меньшей мере.
Смрадно дыша и треща суставами,
пачкаю зеркало. Речь о саване
еще не идет. Но уже те самые,
кто тебя вынесет, входят в двери.

Здравствуй, младое и незнакомое
племя! Жужжащее, как насекомое,
время нашло наконец искомое
лакомство в твердом моем затылке.
В мыслях разброд и разгром на темени.
Точно царица — Ивана в тереме,
чую дыхание смертной темени
фибрами всеми и жмусь к подстилке.

Боязно! То-то и есть, что боязно.
Даже когда все колеса поезда
прокатятся с грохотом ниже пояса,
не замирает полет фантазии.
Точно рассеянный взор отличника,
не отличая очки от лифчика,
боль близорука, и смерть расплывчата,
как очертанья Азии.

Все, что я мог потерять, утрачено
начисто. Но и достиг я начерно
все, чего было достичь назначено.
Даже кукушки в ночи звучание
трогает мало — пусть жизнь оболгана
или оправдана им надолго, но
старение есть отрастанье органа
слуха, рассчитанного на молчание.

Старение! В теле все больше смертного.
То есть ненужного жизни. С медного
лба исчезает сиянье местного
света. И черный прожектор в полдень
мне заливает глазные впадины.
Силы из мышц у меня украдены.
Но не ищу себе перекладины:
совестно браться за труд Господень.

Впрочем, дело, должно быть, в трусости.
В страхе. В технической акта трудности.
Это — влиянье грядущей трупности:
всякий распад начинается с воли,
минимум коей — основа статики.
Так я учил, сидя в школьном садике.
Ой, отойдите, друзья-касатики!
Дайте выйти во чисто поле!

Я был как все. То есть жил похожею
жизнью. С цветами входил в прихожую.
Пил. Валял дурака под кожею.
Брал, что давали. Душа не зарилась
на не свое. Обладал опорою,
строил рычаг. И пространству впору я
звук извлекал, дуя в дудку полую.
Что бы такое сказать под занавес?!

Слушай, дружина, враги и братие!
Все, что творил я, творил не ради я
славы в эпоху кино и радио,
но ради речи родной, словесности.
За каковое раченье-жречество
(сказано ж доктору: сам пусть лечится)
чаши лишившись в пиру Отечества,
нынче стою в незнакомой местности.

Ветрено. Сыро, темно. И ветрено.
Полночь швыряет листву и ветви на
кровлю. Можно сказать уверенно:
здесь и скончаю я дни, теряя
волосы, зубы, глаголы, суффиксы,
черпая кепкой, что шлемом суздальским,
из океана волну, чтоб сузился,
хрупая рыбу, пускай сырая.

Старение! Возраст успеха. Знания
правды. Изнанки ее. Изгнания.
Боли. Ни против нее, ни за нее
я ничего не имею. Коли ж
переборщит — возоплю: нелепица
сдерживать чувства. Покамест — терпится.
Ежели что-то во мне и теплится,
это не разум, а кровь всего лишь.

Данная песня — не вопль отчаянья.
Это — следствие одичания.
Это — точней — первый крик молчания,
царствие чье представляю суммою
звуков, исторгнутых прежде мокрою,
затвердевающей ныне в мертвую
как бы натуру, гортанью твердою.
Это и к лучшему. Так я думаю.

Вот оно — то, о чем я глаголаю:
о превращении тела в голую
вещь! Ни горе не гляжу, ни долу я,
но в пустоту — чем ее ни высветли.
Это и к лучшему. Чувство ужаса
вещи не свойственно. Так что лужица
подле вещи не обнаружится,
даже если вещица при смерти.

Точно Тезей из пещеры Миноса,
выйдя на воздух и шкуру вынеся,
не горизонт вижу я — знак минуса
к прожитой жизни. Острей, чем меч его,
лезвие это, и им отрезана
лучшая часть. Так вино от трезвого
прочь убирают и соль — от пресного.
Хочется плакать. Но плакать нечего.

Бей в барабан о своем доверии
к ножницам, в коих судьба материи
скрыта. Только размер потери и
делает смертного равным Богу.
(Это суждение стоит галочки
даже в виду обнаженной парочки.)
Бей в барабан, пока держишь палочки,
с тенью своей маршируя в ногу!


ИБ
 
 
Тынцующая
#8 Тынцующая 22.11.2009 14:51
Кружи не кружи над пропастью во ржи
Всё мелкое (и роздал половину…)
Хорошо, если б их (некоторые вещи) можно было поставить в застеклённую витрину и не трогать (с)
 
 
#9 Антифашист, бля! 22.11.2009 14:56
какие именно предметы, Тынцующая? ты не про секс-шоп случайно гутаришь?
 
 
+1 #10 Сотона 22.11.2009 14:59
Лавр - красавец!


Лирой звеня, даровито-гордою,
В фото уже не влезая мордою,
Я год от года твердею хордою,
Хоть и мягчаю жопою.
Всуе ликбезо-экклезиасствуя,
Не равнодушен к этому явству я,
И хоть я временно всё-же здравствую,
К старости мерно топаю.
 
 
#11 Антифашист, бля! 22.11.2009 15:02
дядя Витя, почему ты так часто употребляешь слово жопа?
 
 
НБ
#12 НБ 22.11.2009 15:11
#10 Сотона 2009-11-22 14:59
Это Ося красавец. А Лавр, Лавр нагнал тоски, блиа
 
 
#13 Антифашист, бля! 22.11.2009 15:15
#12 НБ 2009-11-22 15:11
а чё Вы так панибратски великого Александрыча называете? Ося, это вам не Мандельштам
 
 
#14 Сотона 22.11.2009 15:24
Цитирую мёртвый лузер:
дядя Витя, почему ты так часто употребляешь слово жопа?


Потому что в единстве и борьбе противоположности с головой, она раз за разом одерживает верх, о чём свидетельствуют, в частности, и твои вопросы.
 
 
#15 Антифашист, бля! 22.11.2009 15:31
гы-гы. я б тебе дядь Аить за твой коммент с удовольствием плюс один влепил, но кто-то отключил меня от такой функции

дядь Вить, то есть
 
 
Штерн
#16 Штерн 22.11.2009 15:47
Цитирую мёртвый лузер:
какие именно предметы, Тынцующая? ты не про секс-шоп случайно гутаришь?

Цитирую мёртвый лузер:
какие именно предметы, Тынцующая? ты не про секс-шоп случайно гутаришь?

это не она. это Селинджер:
"Лучше бы некоторые вещи не менялись..."
но вряд ли про секс-шоп.
 
 
#17 Антифашист, бля! 22.11.2009 15:49
это холфилд говорил что ли?
 
 
дор
+1 #18 дор 22.11.2009 17:58
Раскурлыкались, вспомнив отдачу,
Мужички, телеса потирая.
Ожидали-то славу на сдачу.
И пришла. Оказалось - дурная.
 
 
#19 простопьяныйсвин 22.11.2009 21:47
я сначала отдал половину
а потом половину вторую
но смотрю - недоволен скатино -
и промолвил - иди ка ты к хую
 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.