Дмитрий Маслов

Волжский

все стихи автора


Новогоднее

Первый был как у всех. Город Экибастуз –
там срыгнув материнской лактозой
голосил карапуз из фланелевых уз,
заглушая Рымбаеву Розу

в «огоньке». А на пятом сосед-Дед Мороз
с бородой, опочившей на пузе,
обоссавшись по-пьяни, навеки унес
жемчуга моих детских иллюзий.

Был пятнадцатый, помню, по-взрослому лют –
с рыжей Олей, за банкой «Эрети».
Пела Гурченко нам: «Пять минут, пять минут…»,
я старался, но кончил на третьей…

И пошел новогодний мелькать сериал –
при участии Танек и Анек
я наивность с невинностью вкупе терял,
как остойчивость бедный «Титаник».

Крепли мышцы и нрав, кучерявился пах,
и затем, двухметровым дебилом,
я двадцатый в казенных встречал сапогах –
это было, сынок, это было.

Званье скатерти дав запасному х/б
беспредельщика Амирашвили
три яйца (оливье!) на бригадной «губе»
мы в картофельный клейстер крошили.

Что припомнить еще? Этих кадров, пострел,
не скачать на халяву с «ю-тьюба»:
как летел от гаишников под «Джингл Белл»,
и на кафель выплевывал зубы…

Почему-то минуя тюрьму и суму,
но не сбившись с привычного курса,
я встречал его в Сочи, Варшаве, Крыму
и на Кипре (с блядями из Курска).

Сколько их утекло, разных огненных вод!
«Ахтамара», «андроповки», «Цицки»…
Слышишь звуки, сынок? Это печень растёт.
Орган совести нашей мужицкой.

И пока не сыграли куранты отбой
надо мной остывающим, снова
хохочу сквозь блевоту – седой, но живой,
после лучшего. Сорокового.