Мотя, фрак и Канадская роза. (Отрывок)

 

Вернувшись с работы из Ростовской консерватории, Матвей Рувимович Дрейер спросил у супруги:
- Идочка, а где мой фрак?
- Как где? – в шифоньере висит, - ответила Ида Юльевна и продолжила готовиться к завтрашней лекции.
- А-а, ну, значит – это не мой – промурлыкал Матвей Рувимович себе под нос и отправился переодеваться.
Заподозрив неладное, Ида Юльевна поинтересовалась у мужа, что означает фраза: «Ну, значит это не мой».
- Да, понимаешь, Идочка, иду я домой, смотрю, а на тротуаре фрак валяется, вот я и подумал.
- Мотя! – взревела Идочка, к стати припоминая, что совсем недавно ей в голову пришла замечательная мысль проветрить фрак путем вывешивания его на балконе.
- Мотя! Неужели ты и вправду думаешь, что на улице Соколова города Ростова-на-Дону каждый третий житель имеет в своем гардеробе фрак? Это твой фрак, Мотя!
Нестерпимый зной ростовского лета привычно уплотнил воздух, скрупулезно заменяя молекулы кислорода в его составе - на сложные асфальтовые испарения. А здесь, на четвертом этаже без лифта, в стенах старого, еще на совесть построенного дома, в полуразрушенной квартире, каждой частичкой своей требующей ремонта, неизменно сохранялось самое важное – прекрасная библиотека и живительная прохлада. И никому, никому не хотелось спускаться в Ростовское пекло, с четвертого этажа, без лифта.
Комнатные тапочки Матвея Рувимовича отвратительно прилипали к расплавленному тротуару и с каждым шагом упрямо пытались соскочить с ноги. Нужно было переобуться. Теперь не пришлось бы изображать из себя цаплю на болоте, подкрадывающуюся к лягушке. До фрака уже рукой подать. Вот, еще один шаг, теперь наклониться, готово!
- Знаешь, Идочка? - ты оказалась права. Фрак был на месте. Видимо это, и впрямь, не самая популярная форма одежды на улице Соколова.

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.